Исторический период Камакура.

(1192-1333г.)

 

 

 

 

  Сёгунат Камакура был официально учреждён в 1192 г. в Камакуре первым сёгуном Минамото-но Ёритомо. Камакура дзидай завершился в 1333 г. падением сёгуната и коротким восстановлением правления императоров: при помощи Асикаги Такаудзи (Ashikaga Takauji), Нитты Ёсисады (Nitta Yoshisada) и Кусуноки Масасигэ (Kusunoki Masashige) на троне оказался император Го-Дайго (Go-Daigo).

 

Сёгунат и регентство Ходзё

 

  Период Камакура знаменует собой переход к экономике, основанной на земле, и концентрации передовых военных технологий в руках класса специализированных военных. Сюзеренам требовались лояльные вассалы, которых награждали собственными земельными наделами. Также владельцы земель на местах осуществляли местное военное управление.

  После того, как Минамото-но Ёритомо (Minamoto Yoritomo) укрепил свою власть, он создал новое правительство на своей территории в Камакуре. Это правительство было названо «бакуфу» («bakufu»,幕府; букв. «полевая ставка»), но впоследствии, поскольку Ёритомо был дарован императором древний титул «сэйи тайсёгун» («seii tai-shōgun»), в западной литературе это правительство часто называли сёгунатом.

  Слово «сёгун» — это заимствованное из китайского языка слово «цзянцзюнь» (将军, jiāngjūn, 'генерал'). «Цзян» («сё») по-китайски означает «держать в руке», «руководить», а «цзюнь» («гун») — «войско», «армия». Таким образом, «сёгун» — это «полководец», «командующий». Согласно «Японской исторической энциклопедии» («Кокуси дайдзитэн»), понятие «сёгун» определяется как «полководец, по приказу Императора становящийся во главе войска, которое подавляет какой-либо бунт или усмиряет варваров».

  Однако в более позднее время «сёгун» — это не просто титул полководца, временно поставленного во главе какой-либо армии, а сокращение от более пространного титула — сэйи-тайсёгун (征夷大将軍). Слово тайсёгун («главнокомандующий») первоначально означало полководца, командующего тремя армиями, каждая из которых управлялась простым сёгуном, но впоследствии стало обозначать любого командира, стоящего во главе самостоятельно действующей армии. Что же касается определения сэйи, то сэй означает «бить», «карать», а и (夷) — это «человек, вооруженный луком» (в этом иероглифе можно разглядеть человека с натянутым луком), то есть «дикарь», «варвар». Японцы обозначали этим иероглифом эдзо (они же эмиси или эбису) — дикие племена, жившие на северо-востоке Японии. Походы против северо-восточных варваров начались в Японии ещё в глубокой древности, при императоре Кэйко (71—130 годы). В VIII веке появилось официальное звание сэйи-тайсёгун; оно присваивалось полководцу, которому поручалось возглавить поход против северо-восточных варваров. Впервые это звание было присвоено в 794 году Отомо но Отомаро. К началу X века эдзо были сильно ослаблены и перестали угрожать государству; походы против них прекратились, и назначать сэйи-тайсёгунов перестали. В течение некоторого времени это звание было как бы забыто и не использовалось, однако через некоторое время оно снова возникло, приобретя совершенно иной смысл.

  В рамках нового правительства были созданы несколько ведомств, занимавшихся государственными вопросами:

1. мандокоро (mandokoro, 政所) – административная служба, занимавшаяся провинциями.
2. монтюдзё (monchūjo) – судебное ведомство.
3. самурай докоро (samurai-dokoro, 侍所) – ведомство, исполнявшее функции военных и полиции, а также занимавшееся делами вассалов.

  После конфискации поместий в центральной и западной частях Японии Ёритомо назначил управляющих для поместий и провинций, а как сёгун он являлся главой и тех, и других.

  Сёгунат Камакура не был национальным режимом, однако, хотя он контролировал крупные участки земли, наблюдалось сильное сопротивление землевладельцев. На севере режим продолжал войну против северных Фудзивара, но так не привёл ни север, ни запад под полный контроль военных. Тем не менее, четвёртый лидер северных Фудзивара – Фудзивара-но Ясухира (Fujiwara no Yasuhira) – был побеждён Ёритомо в 1189 г., в результате чего столетнее преуспевание Севера медленно истаяло.

  Старый императорский двор продолжал находиться в Киото, обладая при этом некоторым количеством земель, тогда как недавно появившиеся военные кланы начали стягиваться в Камакуру. Однако, несмотря на сильное начало, Ёритомо был не в состоянии на длительной основе удержать лидерство своей семьи. Внутри клана ещё довольно долго царили раздоры и соперничество, хотя наиболее серьёзных конкурентов Ёритомо устранил. После его внезапной смерти в 1199 г. сёгуном и номинальным главой клана Минамото стал Ёрииэ (Yoriie), сын Ёритомо. Но он не смог удержать власть в своих руках и к началу XIII в. было установлено регентство Ходзё Токимасы (Hōjō Tokimasa).

  Токимаса происходил из клана Ходзё, ветви дома Тайра, который присоединился к Минамото в 1180 г. Регенты клана Ходзё при малолетних сёгунах и соправители при взрослых получили название «сиккэн» («shikken»). Соответственно, теперь уже сам сёгун, как и ранее император, становился куклой при очередном «сером кардинале». Учитывая такое положение дел, между Камакурой и Киото стали появляться разногласия и в 1221 г. между императором-монахом Го-Тоба (Go-Toba) и вторым регентом Ходзё Ёситоки (Hōjō Yoshitoki) началась война, получившая название войны Дзёкю (Jōkyū). Силы Ходзё легко одержали верх в этом противостоянии и императорский двор был поставлен под прямой контроль сёгуната. Управляющие сёгуна получили ещё больше гражданских полномочий, а двор был вынужден искать у Камакуры одобрения для всех своих действий. Однако, при всём при этом лишённый политической власти двор императора сохранил свои обширные угодья.

  Во время регентства Ходзё удалось достичь нескольких существенных успехов на административном поприще. В 1225 г. третий регент Ходзё Ясутоки (Hōjō Yasutoki) создал государственный совет, предоставив возможность другим главам военных кланов творить в Камакуре судебную и законодательную власть. Совет, представлявший успешную форму коллективного руководства, соответственно, возглавлял регент Ходзё.

  Принятие в 1232 г. первого в Японии военного свода законов – «Госэйбай сикимоку» («Кодекс стандартов судебных исков»), он же «Канто букэ сикимоку» («Кодекс воинов района Канто») – отразило переход общества от придворного к милитаризованному. Хотя правовая практика в Киото всё ещё основывалась на 500-летних конфуцианских принципах, новый кодекс представлял собой правовой документ, который подчёркивал обязанности управляющих землями, предоставлял средства для урегулирования земельных споров, а также устанавливал правила регулирования наследования. Это был чёткий и краткий кодекс, предусматривающий меры наказания за нарушение его установлений и остававшийся в силе на протяжении 635 лет.

 Как и можно было ожидать, литература того периода отразила неустойчивый характер времени и общества. «Записки из кельи» («Ходзёки», «Hōjōki») описывают беспорядки периода в терминах буддистских понятий непостоянства и тщеславия человеческих намерений и идей. «Повесть о доме Тайра» («Хэйкэ моногатари», «Heike monogatari»), в которой рассказывается о взлёте и падении дома Тайра, изобилует рассказами о войнах и делах самураев. Также в промежуток между 1201 г. и 1205 г. были выпущены 20 томов поэтической антологии «Собрание старых и новых японских песен» («Син кокин вакасю», «Shin Kokin Wakashū»).

 

Монгольское вторжение

 

 

  Попытки вторжения монголов в Японию (яп. 元寇, гэнко:) были предприняты монголо-корейско-китайской империей внука Чингисхана Хубилая дважды: в 1274 и 1281 годах.

  Оба раза в короткие сроки создавались мощные флоты вторжения, второй из которых был самым большим в истории человечества до операции «Оверлорд» Второй мировой войны. Однако, не имевшие никакого опыта в мореплавании, навигации и морских сражениях, а также недостаточно знавшие технологию судостроительства армады континентальной империи оба раза были разметены как, в небольшой мере, более манёвренным японским флотом и оборонительными силами, так и, в основном, сильным ветром. Вторжение провалилось.

  По легенде, сильнейшие тайфуны, возникшие во время высадки захватчиков на Японские острова и уничтожившие большинство кораблей, были названы японскими историками «камикадзе», что значит «божественный ветер», давая понять, что это божественная помощь японскому народу.

 

 

 

  При первом нападении, произошедшем в 1274 году, действовал монгольско-корейский флот с численностью до 23—37 тысяч человек. Монголы с лёгкостью разбили японские отряды на островах Цусима и Ики и опустошили их. После чего подошли к острову Кюсю и начали атаку, включавшую обстрел из огнеметательных орудий. Однако начался тайфун, к тому же погиб главнокомандующий Лю, в результате чего монголы вынуждены были отступить.

  Хубилай стал готовиться к новому нападению.

  После провала первого вторжения Хубилай посчитал, что устал от постоянного игнорирования своих посланий. Он отправил пятерых гонцов в сентябре 1275, запретив им возвращаться без ответа. Ходзё Токимунэ ответил, отослав их на Кюсю и обезглавив. Их могилы сохранились до наших дней в Камакуре в Тацунокити. 29 июля 1279 года были отосланы ещё пятеро эмиссаров, снова обезглавленых, на этот раз в Хакате (в настоящее время район Фукуоки). В ожидании следующего вторжения, японский императорский двор повелел всем храмам молиться о победе над династией Юань.

  Начиная с 1275 года, сёгунат Камакура (бакуфу) начал активно предпринимать меры по защите страны от возможного нападения. Вдобавок к повышению дисциплины в рядах самураев на Кюсю, правители приказали строить форты и большую каменную стену (яп. 石塁 сэкируй) и другие защитные постройки в местах возможной высадки, вроде бухты Хаката, где в 1276 году была возведена двухметровая стена. Уничтоженные монголами храмы, в том числе, храм Хакодзаки, были перестроены заново. Организовали прибрежную охрану, а 120 отличившихся самураев получили награды. Имелся даже план захвата Кореи, предложенный Сёни Цунэсукэ, генералом с Кюсю.

  Весной 1281 года монголы послали для завоевания Японии два независимых флота. Один — внушительный в 900 кораблей, с 40 000 корейских, китайских и монгольских солдат на борту, вышедший из Масана, а второй, ещё более впечатляющий флот на 3 500 кораблей с 100 000 солдатами вышел с юга Китая. Второй флот и, соответственно, вся армада вторжения были самыми большими в истории человечества до операции.

  План захвата заключался в совершении скоординированной атаки объёдинённым флотом. Китайский флот задержался из-за сложностей с провиантом и укомплектованием огромного числа солдат. Корейский флот вышел в плавание, но потерпел сокрушительное поражение у Цусимы и вернулся назад. Летом объединённый флот взял Ики и двинулся к Кюсю, с остановками на попутных островах. Происходившие в процессе мелкие стычки получили название Битвы за Коан (弘安の役) или Второй битвы за Хакату. Монгольские силы были отброшены к кораблям. Хотя монголов было во много раз больше, чем японцев, берег был хорошо укреплён, поэтому оборона не представляла особой трудности. Кроме того, знаменитый тайфун Камикадзе два дня крушил берега Кюсю и в ещё большей степени уничтожил монгольский флот.

  Сегодня считается, что уничтожение монгольского флота было спровоцировано ещё одним фактором. Большинство судов были построенными второпях плоскодонками. Согласно хронике «Корё-са», сунские корабли стоили слишком дорого и были очень медлительны, поэтому на верфях строили традиционные для корейцев плоскодонные суда Корабли такого типа (в отличие от океанских килевых судов, которым сложнее перевернуться) сложно использовать в открытом море, а они были оставлены урагану. Есть мнение, что корейцы специально строили плохие корабли, чтобы отомстить захватчикам

  Монгольские вторжения, единственный за века значительный внешний конфликт, затронувший территорию Японии, сыграли важную роль в становлении национального самосознания японцев. Именно к этим событиям относится создание флага Японии, который, по легенде, передал сёгунату буддийский патриарх Нитирэн.

  С точки зрения военного дела, провалившиеся вторжения были первыми случаями использования самураев для обороны страны, а не междоусобиц. Вторым таким случаем был японский захват Кореи. Это также первый случай, когда самураи забыли о своих внутренних счётах и боролись во имя Японии. Захватчики показали японцам новые приёмы ведения сражений, которые были совсем непохожи на дуэльные поединки самураев.

  Монгольский способ управления войском с помощью колоколов, барабанов и крика был неизвестен японцам, как и стрельба дождём стрел, вместо привычной «один на один». Благодаря Ходзё Токимунэ и его учителю Букко, среди самураев начал быстро распространяться дзен-буддизм. В язык пришло слово симпу (яп. 神風 симпу:, божественный ветер) (в русский и другие языки оно проникло по кунным чтениям: камикадзэ (яп. 神風)). Японцы с того момента начали считать себя непобедимыми, что влияло на всю внешнюю политику до самого конца Второй мировой войны. Провал показал слабости доселе успешной монгольской армии: неспособность производить захват территории с воды

  В Японии существует мнение, что два поражения без боя остановили монголов. С националистической точки зрения, таким образом боги Японии защитили её от врага. Возникший в связи с этим термин камикадзе впоследствии использовался во Второй мировой войне.

  Война с монголами пробила брешь в экономике и нужно было вводить новые налоги, чтобы поддержать защитные приготовления на будущее. Вторжение также вызвало недовольство среди тех, кто ожидал вознаграждения за помощь в борьбе с монголами: не были предоставлены земли или другие награды, что, наложившись на увеличение затрат на оборону и чрезмерные траты в целом, привело к падению бакуфу Камакура. Кроме того, правила наследования дробили собственность семей, а также землевладельцы в целях получения поддержки всё чаще прибегали к услугам ростовщиков. В дальнейшем стабильности сёгуната начали угрожать бродячие группы ронинов.

 

Гражданская война

 

  Ходзё отреагировали на последующий хаос, пытаясь распределить больше власти среди различных крупных семейных кланов. Для дальнейшего ослабления императорского двора бакуфу решило позволить двум враждующим линиям императоров, известных как Южный двор (младшая ветвь) и Северный двор (старшая ветвь), чередоваться на троне. Этот метод некоторое время работал, пока на троне не оказался представитель Южного двора, взошедший на престол под именем Го-Дайго (Go-Daigo). Го-Дайго желал свержения сёгуната и открыто бросил вызов Камакуре, назвав своим наследником собственного сына.

  В 1331 г. сёгунат изгнал Го-Дайго, но верные тому силы, в том числе и Кусуноки Масасигэ, восстали. Также на сторону повстанцев перешёл Асикага Такаудзи, который обернулся против Камакуры во время подавления восстания. В то же самое время против правительства бакуфу выступил ещё один из лидеров Востока – Нитта Ёсисада. В результате сёгунат быстро распался, а Ходзё потерпели поражение.

  На пике победы Го-Дайго пытался восстановить императорскую власть и конфуцианские практики X в. Этот период реформ получил название Реставрация Кэмму и был направлен на укрепление позиции императора и подтверждения первенства аристократии по отношению к воинам. Действительность, однако, заключалась в том, что силы, брошенные против Камакуры, были направлены на свержение Ходзё, а не поддержку императора. В конечном счёте Асикага Такаудзи присоединился к Северному двору в гражданской войне против Южного двора, представляемого Го-Дайго. Эта длинная война между двумя императорскими дворами продлилась с 1336 по 1392 гг.: в начале конфликта Го-Дайго был изгнан из Киото, а трон Асикага передал Северному двору, основав параллельно новую линию сёгунов.